Человек на этой фотографии — предприниматель Роман Мазуренко. И он мертв. Роман погиб в 2015 году, но в некотором смысле он все еще жив.

В проследнем проекте стартапер работал над сохранением памяти после смерти. А именно, над мемориальным лесом с капсулами и деревьями вместо могил, где использовались бы цифровые памятники-аватары. Друзья решили продолжить этот проект, но в новой форме. Они создали чат-бота, наделенного воспоминаниями Романа.

©

База бота была сформирована из более чем 10 000 сообщений, оставленных Романом в Facebook, WhatsApp и Telegram. Каждое сообщение было тщательно проверено и внесено в базу данных. Нейросеть сформировалась на основе этих данных и научилась строить ответы на вопросы в манере общения Романа. Друзья предпринимателя обнаружили неоспоримое сходство между цифровым аватаром и самим Мазуренко: обаятельным, саркастическим и одержимым работой.

На основе этой технологии появился стартап Replika, который позволяет пользователям создавать свою цифровую «копию» или виртуального собеседника с помощью искусственного интеллекта. Вы сами можете «скормить» сервису бесчисленные количество записей и получить в результате точную копию себя — с одним лишь отличием: ваш цифровой «двойник» будет бессмертен.

©

Однако Replika стала далеко не единственным проектом в этой области. Eterni.me — это сайт, в названии которого зашифровано слово «вечность» (eternity). Система собирает посты пользователя в соцсетях и создает имитацию человеческой личности в мобильном приложении.

©

Джеймс Влахос сохранил своего отца в форме искусственно разумного существа, живущего в смартфоне. Dadbot, как называет его Влахос, состоит из 12 часов записей, которые журналист начал делать после того, как в 2016 году у его отца был диагностирован рак. Он взял аудиофайлы и создал на их основе чат-бота. Отца больше нет в живых, но сын каждый день может обмениваться с ним сообщениями.

©

News Corp Australia запустила чат-бота в Facebook Messenger, который позволяет пользователям общаться с солдатом Арчи Барвиком, участником сражений в Первой мировой войне.

Помимо поддержки беседы «один на один», бот также запрограммирован на отправку периодических сообщений с линии фронта. Все ответы Барвика взяты из его записей в личном дневнике. День за днем Барвик рассказывает о своем быте. Кроме того, общаясь с реальными пользователи, он постепенно совершенствует свои ответы. Конечно, на многие темы солдат не может поддержать беседу (он просто не знает, что такое искусственный интеллект или компьютер), но может поболтать о погоде («на Западном фронте без перемен») или дать совет по общению с девушками.

Технология, лежащая в основе стартапа Replika и других аналогичных проектов, появилась в далеком 1966 году, когда ученый Джозеф Вайзенбаум опубликовал программу ELIZA, которая реагировала на комментарии пользователей, используя простое сопоставление ключевых слов.

В те далекие времена программа умела только перефразировать сообщения человека:

Человек: «У меня болит голова».
ELIZA: «Почему вы говорите, что у вас болит голова?».

С тех пор технологии чат-ботов шагнули далеко вперед. Искусственные нейронные сети, которые имитируют способность человеческого мозга обучаться, значительно улучшили способы распознавания изображений, аудио и текстовой информации. Улучшенные алгоритмы в сочетании с более мощными компьютерами увеличили глубину нейронных сетей.

В определенных ситуациях мы видим, что чат-боты могут даже заменить человека.

Например, бот-юрист, который пришел работать на смену живому сотруднику, успешно оспорил 160000 штрафов за парковку в Лондоне и Нью-Йорке. При этом ему не нужно платить зарплату, он никогда не уйдет в отпуск, не будет просить выходной и не придет на работу с похмельем и плохим настроением.

Простые рабочие боты уже никого не удивляют. Но можно ли доверить программе нечто большее?

Можем ли мы допустить, что программа начнет вызывать у нас эмоции?
А что если эти эмоции окажутся «негативными»? Вдруг мы начнем испытывать боль, грусть, печаль, просто переписываясь с компьютерным алгоритмом?

Такое действительно возможно, поскольку в определенный момент мы можем перестать замечать разницу между «живым» и «неживым».

Сегодня, когда львиная доля общения между людьми проходит в цифровой среде, уже не так важно, видите ли вы человека каждый день, чувствуете ли тепло, испытываете физический контакт. Смайлики и эмоджи успешно передают эмоции. А скорость взаимодействия с людьми оказывается важнее, чем старое доброе общение тет-а-тет за рюмкой коньяка.

Это довольно необычно, когда вы открываете чат и видите сообщения от лица вашего мертвого друга. Для многих пользователей такое взаимодействие с ботом может производить терапевтический эффект. Возможно, не так важно, что бот говорит, если он умеет слушать и правильно реагировать на вашу эмоциональную реакцию. Общаясь с ботом, который имеет базу данных о человеке, собранную из Сети, вы можете сказать ему то, что никогда не успевали сказать при жизни. Возможность высказаться в любой момент времени — еще одна ценность коммуникации с чат-ботами.

©

Появляется всё больше проектов, в которых записи людей после смерти становятся основой для «посмертного существования». Когда-нибудь вы умрете, оставив позади кучу текстовых сообщений в соцсетях. Но новые сервисы начнут их преобразовать в нечто похожее на бота Романа Мазуренко. Смерть — это не значит, что вы ушли совсем. Ваш опыт и переживания смогут жить отдельно от вас и будут по-прежнему приносить пользу окружающим людям.

А даже если сами вы не захотите превращатсья в компьютерную программу, найдется много желающих пообщаться с какой-нибудь известной личностью. Чат-боты, получающие данные для обучения от живого человека, могут имитировать общение Илона Маска, Била Гейтса или Стива Джобса.

Хотите лично получить совет от самого известного в мире криптотрейдера или лично пообщаться с Иисусом? Новое поколение чат-ботов даст нам эту возможность.