Дети Есенина

Жизнь самого переводимого в мире русского поэта Сергея Есенина оборвалась в возрасте 30 лет. Оборвалась или оборвали — вряд ли когда-нибудь человечество узнает причины, обстоятельства и настоящую правду.

В поисках причин так называемого «самоубийства» невольно задаешься вопросом: смог бы Сергей Есенин — отец четверых детей добровольно уйти из жизни, обрекая их судьбы и жизни на жалкое существование? И сам вопрос, определяющий и подчёркивающий степень ответственности отца перед своими детьми, заставляет задуматься. Остаётся только догадываться, что произошло на самом деле. Но то, что Есенин был человеком ответственным и за своих близких и родных болел всей душой — в этом сомневаться не приходится. До самой смерти он был заботливым сыном и братом. Если рассматривать «самоубийство» с этой точки зрения — то ответ более чем очевиден…

В официальной биографии сказано, что после себя поэт оставил четверых детей — Юрий, Константин, Татьяна и Александр. Неофициально считалось, что у Есенина был еще один сын — Василий, который в свое время произвел фурор, собирая толпы зрителей на своих чтениях отцовских стихов. Наряду с талантом Василия отмечали и его внешнее сходство с «отцом». Но как выяснилось позднее, он оказался «самозванцем», и увлекшись своей игрой в «отца и сына» даже написал письмо И. Сталину в 1945 году, в котором он обратился к вождю народов с просьбой отметить 50-летний юбилей со дня рождения поэта Есенина, «творчество которого пронизано бесконечной любовью к Родине». Это было роковой ошибкой «незадачливого самозванца» — его разоблачают и отправляют в северные края. Больше о судьбе Василия ничего не известно. Как в воду канул…

***

Итак, судьба детей Сергея Есенина:

Юрий

Первый сын Есенина родился 21 декабря 1914 года. Его окрестили Георгием, но все называли мальчика Юрой. С матерью Юры — Анной Романовной Изрядновой поэт познакомился в марте 1913 г., в типографии, где они оба работали. Они очень быстро сошлись и светились от счастья.

Первые дни после рождения сына, вероятно, были самыми счастливыми в жизни Изрядновой:

«Когда я вернулась домой из роддома, у него был образцовый порядок: везде вымыто, печи истоплены и даже обед готов и куплено пирожное: ждал. На ребенка смотрел с любопытством, все твердил: «Вот я и отец». Потом скоро привык, полюбил его, качал, убаюкивал, пел над ним песни. Заставлял меня, укачивая, петь: «Ты пой ему больше песен». Забегая вперед скажем, что Юрий был единственным из четырех детей Есенина, кого отец — хоть и недолго — качал и убаюкивал и на чье рождение откликнулся стихом (для печати не предназначавшимся):

Будь Юрием, москвич.
Живи, в лесу аукай.
И ты увидишь сон свой наяву.
Давным-давно твой тезка Юрий Долгорукий
Тебе в подарок основал Москву.

Но идиллия длилась всего месяц. Уже в конце января или в самом начале февраля Есенин жил в другом месте — один, а в марте уехал в Петроград. Сына Анна растила одна. Сергей, бывая в Москве, навещал, изредка помогал деньгами. На любительских снимках Юра одет бедно, лицо — не по годам умного мальчика. Он рано начал писать стихи, но мало кому их показывал.

После школы Юрий окончил авиационный техникум, некоторое время работал в Академии имени Жуковского. К тому времени отца уже не было в живых и матери пришлось доказывать отцовство Есенина в Хамовническом суде.

Юрий обожал своего отца, знал наизусть каждую его строчку. Знал он, несомненно, и «Злые заметки» Н. Бухарина («Правда», 1927 г., 12 января), статью, после которой Есенина почти перестали печатать. Все это, — наверное, вкупе и с другими фактами советской действительности не способствовало любви к властям и «лично к товарищу Сталину».

Однажды, в 1934 г., в компании золотой молодежи, где был и Юрий Есенин, под влиянием винных паров, заговорили о том, что хорошо бы бросить бомбу на Кремль. На следующий день, разумеется, этот разговор был благополучно забыт. В 1935 г. Юрия Есенина призвали в армию. Служил он в Хабаровске, через год его арестовали. После ареста Юрия, на квартире Анны Романовны Изрядновой был проведен обыск, наложен арест на описанные вещи, но сын об этом уже никогда не узнает.

Когда юношу везли из Хабаровска в Москву, он думал, что, наверное, совершил какое-то воинское преступление — ничего другого он предположить не мог. Он ведь не знал, что один из болтавших по пьяной лавочке о террористическом акте был через год арестован по какому-то другому делу и на следствии почему-то решил рассказать и об этом эпизоде.

Юре предъявили обвинение — контрреволюционные преступления, террор, участие в преступной группе. Приговор по этой статье всегда был один — «высшая мера». Но следователи схитрили: сказали Юрию, что если он подтвердит свою «вину», то его, как сына известного поэта, не расстреляют, а только отправят в лагерь на небольшой срок. В лагере сыну Сергея Есенина жилось бы неплохо — даже уголовники знали цену великому русскому поэту, и Юрий это понимал. Поэтому он и повторял на следствии тот бред, который ему суфлировали, и расписался в том, что не только задумывал преступление, но и готовил его. Тем самым он облегчил работу палачей. Но на собственную его судьбу это никак не повлияло — его все равно бы расстреляли, только предварительно еще бы и подвергли пыткам.

Сокамерник Г. Есенина И. Бергер в своей книге «Крушение поколения» вспоминает, что Юрий в тюрьме говорил: «они» затравили отца до смерти». А вот как пересказывает эти воспоминания Э. Хлысталов: «Юрий Есенин был убежден, что у его отца не было никаких причин закончить жизнь самоубийством, что погиб он вследствие каких-то нападок, и говорить следует о его убийстве».

13 августа 1937 года Юрий Есенин был расстрелян. Анна Романовна ничего не знала о судьбе сына. Родственникам приговоренных к высшей мере, как правило, сообщали: десять лет без права переписки. Десяти лет она не прожила. Умерла после войны в 1946 г., ей было 55. В 1956 г. по заявлению младшего сына Есенина Александра Есенина-Вольпина Георгий Есенин был реабилитирован «за отсутствием состава преступления». Его дело признали полностью сфабрикованным. Фальсификаторов якобы даже объявили «врагами народа» и расстреляли, но в данном случае, уместно называть вещи своими именами — расстреляны были «исполнители», а не организаторы массовых фальсификаций.

Любопытный факт: в доме, где родился Юра Есенин сегодня музей. Организовал его актер Сергей Никоненко. Как оказалось, он родился в этом же доме.

— Как-то я листал домовые книги и узнал, что оказывается с 1921 года здесь жила первая жена Сергея Александровича Анна Романовна Изряднова с их сыном Юрием и мамой поэта, Татьяной Федоровной.

Информацию я воспринял как знак. Решил, что эта квартира должна быть музеем. На тот момент последняя хозяйка ее умерла и квартира превратилась в ночлежку для бомжей. Они выбили стекла, выломали батареи — сдали, наверно, на лом. Даже костер разводили. Уж и не знаю, как дом не сгорел, ведь в нем деревянные перекрытия. В 1994 году началась моя эпопея с хождением по чиновникам и сбором документов для создания музея. Полтора года это продолжалось. В префектуре меня предупреждали: «Сергей Петрович, потратите здоровье, деньги, и ничего у вас не выйдет». «Вы говорите, куда дальше ходить, а там уж я сам решу», — ответил им я. Ходил по инстанциям. Меня пинали из одного учреждения в другое. Всё равно решил, что не сдамся. Среди чиновников встречал такие фамилии, как Бенкендорф, Пушкин.

Я им говорил: «Сергей Александрович Есенин очень любил Пушкина. Может, теперь и Пушкин немного поможет нашему общему делу?» Даже в заявлениях это писал. В конце концов это сработало. Я и по сей день живу в этом доме, только этажом ниже.

Татьяна

Если с первой своей женой Есенин познакомился в типографии, где они оба работали за копейки, то свою вторую жену Есенин встретил уже в редакции эсеровской газеты «Дело народа», где он печатался и его заработки были более-менее приличными. 23-летняя Зинаида Николаевна Райх работала там секретарём-машинисткой.

 

Анна Изряднова: «В марте 1915 года Сережа поехал в Петроград искать счастья. В мае этого же года приехал в Москву, уже другой. Немного побыл в Москве, уехал в деревню, писал хорошие письма. Осенью заехал: «Еду в Петроград». Звал с собой… Тут же говорил: «Я скоро вернусь, не буду жить там долго».

Но Есенин к Анне не вернулся. В столице его приняли восторженно. Вскоре вышла первая книжка стихов. Шла суровая мировая война. Поэта призвали в армию. Он служил в санитарном поезде, доставляя с фронта раненых. Потом произошла Февральская революция. Поэт дезертировал из армии Керенского. Летом 1917 года со своим другом, поэтом Алексеем Ганиным, решил уехал в провинцию. С ними увязалась знакомая Зинаида Райх — будущая мать Татьяны и Константина Есениных. В Вологде неожиданно для всех, в том числе и для себя, обвенчался с ней в церкви.

29 мая 1918 года Зинаида Есенина родила дочь, которую назвали Татьяной.

Страницы: 1 2 3