Когда я в детстве читал «Сказку о царе Салтане» мне никто из моих близких не мог объяснить, почему из моря на берег острова Буяна выходило именно 33 богатыря?!:

«В свете есть иное диво:

Море вздуется бурливо,

Закипит, подымет вой,

Хлынет на берег пустой,

Разольется в шумном беге,

И очутятся на бреге,

В чешуе, как жар горя,

Тридцать три богатыря,..»

Уже, будучи взрослым, я случайно наткнулся на записи сказок в собрании сочинений А.С. Пушкина и с удивлением для себя прочитал следующее.

Запись сказки Пушкиным А.С. [1] :

«Некоторый царь задумал жениться, но не нашел по своему нраву никого. Подслушал он однажды разговор трех сестер. Старшая хвалилась, что государство одним зерном накормит, вторая, что одним куском сукна оденет, третья, что с первого года родит 33 сына. Царь женился на меньшой, и с первой ночи она понесла. Царь уехал воевать. Мачеха [2] его, завидуя своей невестке, решилась ее погубить.

После девяти месяцев царица благополучно разрешилась 33 мальчиками, а 34-й уродился чудом — ножки по колено серебряные, ручки по локотки золотые, во лбу звезда, в заволоке месяц; послали известить о том царя. Мачеха задержала гонца по дороге, напоила его пьяным, подменила письмо, в коем написала, что царица разрешилась не мышью, не лягушкой, неведомой зверюшкой. Царь весьма опечалился, но с тем же гонцом повелел дождаться приезда его для разрешения.

Мачеха опять подменила приказ и написала повеление, чтоб заготовить две бочки; одну для 33 царевичей, а другую для царицы с чудесным сыном — и бросить их в море. Так и сделано.

Долго плавали царица с царевичем в засмоленной бочке — наконец, море выкинуло их на землю. Сын заметил это. «Матушка ты моя, благослови меня на то, чтоб рассыпались обручи, и вышли бы мы на свет». — Господь благослови тебя, дитятко. — Обручи лопнули, они вышли  на остров. Сын избрал место и с благословения матери вдруг выстроил город и стал в оном жить да править.

Едет мимо корабль. Царевич остановил корабельщиков, осмотрел их пропуск и, узнав, что едут они к Султану Султановичу, турецкому государю, обратился в муху и полетел вслед за ними. Мачеха хочет его поймать, он никак не дается. Гости корабельщики рассказывают царю о новом государстве и о чудесном отроке — ноги серебряные и проч. «Ах, — говорит царь, — поеду посмотреть это чудо». — Что за чудо, — говорит мачеха, — вот что чудо: у моря лукомория стоит дуб, а на том дубу золотые цепи, и по тем цепям ходит кот: вверх идет — сказки сказывает, вниз идет — песни поет. — Царевич прилетел домой и с благословенья матери  перенес перед дворец чудный  дуб.

Новый корабль. То же опять. Тот же разговор у Султана. Царь опять хочет ехать. «Что это за чудо, — говорит опять мачеха, — вот что чудо: за морем стоит гора, и на горе два борова, боровы грызутся, а меж ими сыплется золото да серебро» и проч.

Третий корабль и проч. также. «Что за чудо, а вот чудо: из моря выходят 30 [3] отроков точь в точь равны и голосом, и волосом, и лицом, и ростом, а выходят они из моря только на один час». Тужит царица об остальных своих детях. Царевич с ее благословения берется их отыскать. «Нацеди ты, матушка, своего молока, ты замеси 30 лепешечек». — Он идет к морю, море всколыхалося, и вышли 30 юношей и с ними старик. — И царевич спрятался и оставил одну лепешечку. Один из них и съел ее: «Ах, братцы, — говорит он, — до сих пор не знали мы материнского молока, а теперь узнали». — Старик погнал их в море. На другой день вышли они опять, и все съели по лепешке, и познали брата своего. На третий вышли без старика, и царевич привел всех братьев своих к своей матери.

Четвертый корабль. То же самое. Мачехе уже более делать нечего. Царь Султан едет на остров, узнает свою жену и детей и возвращается с ними домой, а мачеха умирает».

Из Пушкинского описания мне стало ясно, что 33 богатыря – это утопленные братья царя Гвидона. Однако, указание на точное число братьев мне показалось интересным и я решил, что это не просто сказка, а устная передача сакральных знаний наших древних предков. Фактически вся сказка – это аллегория, указывающая на другие реалии, например, на матрицу Мироздания.
Рабочая гипотеза была прежней – матрица Мироздания основной сакральный базис для всех священных символов и писаний. Значит и для древнерусских писаний и символов также.

Дальше требовалось нарисовать в матрице Мироздания «пространство сказки». Поскольку в сказке были мужские и женские персонажи – это могло указывать на важное свойство матрицы, в которой «позиции» (кружочки в матрице мироздания) по определенному закону имели либо «мужские», либо «женские» свойства. Более подробно об этом я рассказывал в первой книге «Невидимый Египет». Египетские жрецы изображали на своих рисунках «мужские» позиции в виде кружочков, а «женские» — в виде пятиугольных звездочек. Этой же символикой воспользовался и я для описания «пространства сказки». На рисунке 1 показано прорисованное в матрице Мироздания «пространство сказки».

ris_1_pers_520_421_100_web

Рис. 1. На рисунке Царь Салтан (далее просто Салтан) располагается на вершине пирамиды Верхнего мира матрицы Мироздания. Это не простое место перехода из Верхнего мира в Нижний мир. Три девицы под окном – это три позиции или три женских аспекта матрицы в пределах верхнего священного Тетрактиса – треугольник, обращенный вершиной вниз, которые по аналогии с древними египетскими символами показаны в виде пятиконечных звезд. «Девица — 1 зерно» — это та, которая в сказке могла накормить весь мир одним зерном. «Девица -1 сукно» — та, которая могла одеть весь мир одним сукном. Третья говорила, что с первого года родит 33 сына. «Царь женился на меньшой, и с первой ночи она понесла». С точки зрения вертикального перехода в матрице от Салтана к младшей девицы (далее Царица) – это единственно возможный для Салтана выбор – от «мужского» к «женскому». На пути такого перехода между Салтаном и Царицей располагается «женская» позиция, которая называется в сказке «Мачеха», так как она действительно из Нижнего мира матрицы и является препятствием – «чужой» для перехода от Салтана к Царице в Верхнем мире матрицы. Вверху в овале изображена бочка, в которую по сказке заточили Гвидона и Царицу. Гвидон — Сын располагается на вершине пирамиды Нижнего мира матрицы. Первая «женская» позиция под ним слева в Нижнем мире – это Царица – Лебедь. Такой цикл взаимодействия мужское – женское разрешен в матрице. Справа от Лебедя – Коршун – «мужская» позиция. Интересная деталь – выше Салтана справа и слева располагаются позиции матрицы, которые выступают в роли «родителей» Салтана. Правда об этом в сказке ничего не говорится. Три верхние позиции пирамиды Нижнего мира – Гвидон, Царица – Лебедь и Коршун – представляют нам «Остров Буян». Дуговые белые и черные стрелки по бокам рисунка показывают направления непрерывных потоков энергии в матрице. В записи сказки о них говорится как о золотых цепях вокруг Дуба – Мироздания, по которым ходит «Кот ученый» — «вот что чудо: у моря лукомория стоит дуб, а на том дубу золотые цепи, и по тем цепям ходит кот: вверх идет — сказки сказывает, вниз идет — песни поет». В первой книге «Невидимый Египет» в главе о «божественном Ра и коварной Исиде» я назвал эти потоки энергии – «Тропы Ра». Самое интересное, что и древние египтяне изображали Ра в виде кота. Это рисунок я приведу ниже (рисунок 2). Здесь образ змея олицетворяет потоки энергии или переходы в матрице Мироздания.