«У царя было три сына. Старший умный был детина, средний был и так, и сяк, младший вовсе был дурак…»

 

Семейные истории

Вы никогда не задумывались, как влияет на вашу жизнь, на ваши отношения с родителями, наличие у них братьев или сестер, а так же очередность их рождения?

Бывает, такие путаные раскручиваются сюжеты (почти детективные), если присмотреться к семье внимательно.

Скажем, девочка – подросток. У нее рождается родной брат, и она из отличницы превращается в троечницу. Автоматически думается что-то вроде: «это протест против того, что о ней забыли». А не все так просто.

 

В анамнезе жизни, оказывается, что у папы, была старшая сестра. И когда родился папа, он оказался каким-то чересчур умным и сообразительным, на фоне такой обычной девочки – сестры. И детям об этом часто говорили. Повзрослев, девочка скатилась вниз по социальной лестнице, мальчик – стал «большим человеком».

 

И тут, уже в его взрослом возрасте, ситуация как бы повторяется. Пока дочь – единственный ребенок, с ней все хорошо. Когда появляется второй, папа начинает бессознательно отыгрывать известный ему сценарий: первая девочка – скатится, надежда только на второго, на сына.

 

Себя видит в сыне, и в него вкладывается. В дочке видит сестру, бессознательно транслируя ей своим отношением: «из тебя ничего не выйдет». Вот девочка и начинает хуже учиться, подтверждая папины ожидания.

 

Или вот такая история.

 

В семье растут двое мальчиков, с небольшой разницей в возрасте в два года.Мама, сама себе удивляясь, начинает как-то чересчур сильно злиться именно на младшего, мол, манипулирует ею, хочет, чтобы она злилась на старшего. И воспитывает младшего на эту тему, используя всякие действенные методы типа кнута и пряника. Но кнута больше.

 

Потом, из ее личной истории всплывает, что она-то сама, как раз старшая сестра. Только разница лет в пять. И младший братец быстро усек, что если он заорет, то ей сразу ввалят. Вот и пользовался.

 

И весь ее гнев, оставшийся нереализованным в ее нежном возрасте, сейчас и актуализировался, в виде чрезмерного гнева на младшего сына: в нем она словно увидела своего собственного младшего брата, от хитростей которого настрадалась в свое время, но так и не смогла ему ответить, вернуть свою злость.

Или вот еще.

Брат и сестра, сестра старше. Разница – 6 лет. Сестра живет в своем ритме, и не заморачивается по поводу существования брата.

Брат, наоборот, сильно переживает и мечтает «догнать и перегнать» сестру (ее в семье постоянно ставят ему в пример, как человека, на которого нужно равняться).

Он вырастает, женится и у них с женой рождается девочка. Проходит время, и он сталкивается с тем, что жена хочет второго, мальчика. И он, вроде хочет. Но внутреннее сопротивление таково, что даже, простите за интимные подробности, оказывается в постели с женой недееспособен.

 

В терапии (человек обратился с проблемам потенции, как вы догадываетесь) он осознает, что если вдруг действительно родится мальчик, то все — девочку придется… Ну, не убить, конечно, скорее, убить в ней конкурентку сыну. Чтобы сын не страдал, так, как страдал он сам в детстве. А тогда дочку жалко: хорошая девочка.

 

Т.е. пока сын не родился, он в ней видит дочку, а как сын родится, — все, он «станет» младшим сыном, а дочь «превратится» в его старшую сестру, которую по-прежнему, нужно «догнать и перегнать»…

Все-таки доделать то, что не удалось сделать в детстве. И тут уже папа может здорово приложить руку к этой «победе». И он не может этого не сделать для сына: ведь это забота. А посмотрит на дочку любимую, и от непонятной жалости аж слезы накатывают. Налицо внутренний конфликт, от которого, конечно, ничего у него в нужный момент не встает…

Сила нашего желания завершить незавершенное действие, желание, намерение, детскую мечту столь велико, что как только подворачивается подходящая ситуация (или мы сами себе ее создаем), мы, сломя голову, рвемся его завершать любой ценой, не видя ни изменившихся фигур, ни себя сегодняшнего.

 

Увидеть – «откуда ноги растут» — часто первый шаг на пути изменений.опубликовано econet.ru.

Виктория Пекарская